Lomme капсула для сна

Унитекс сомнил для сна 45 шт

Сонмил – седативный, снотворный и антигистаминный препарат.
Инструкция

Показания к применению

Сонмил предназначен для терапии пациентов, страдающих нарушениями сна и бессонницей.

Противопоказания

Инструкция

Состав

Доксиламина сукцината 15 мг; Дополнительные вещества, включая лактозы моногидрат.

Описание

«Сомнил для сна №45» — биологически активная добавка, которая эффективно борется со всеми видами расстройства сна. В состав препарата входят экстракты мелиссы, цветков полевого мака, магний и розмариновая кислота. Сочетание этих компонентов содействует легкому засыпанию, устраняет расстройство сна без эффекта привыкания и любых побочных эффектов. Средство рекомендуется принимать после консультации со специалистом во избежание проявления аллергических реакций.

Фармакологические свойства

Сонмил – седативный, снотворный и антигистаминный препарат. Активный компонент – доксиламин – лекарственное вещество группы этаноламинов, обладающее выраженным седативным и М-холинолитическим действием. Доксиламин блокирует Н1-гистаминовые рецепторы. Активный компонент препарата проникает в центральную нервную систему, способствует улучшению качества сна, облегчает засыпание. Сонмил не влияет на фазы сна. После перорального приема доксиламин быстро абсорбируется в пищеварительном тракте. Активный компонент препарата Сонмил проникает через гематоплацентарный и гематоэнцефалический барьер, выделяется с грудным молоком. Доксиламин метаболизируется в печени. Экскреция доксиламина и метаболитов происходит преимущественно с мочой, некоторая часть выводится с калом.

Показания к применению

Сонмил предназначен для терапии пациентов, страдающих нарушениями сна и бессонницей.

Противопоказания

Сонмил не назначают пациентам с индивидуальной чувствительностью к доксиламину. Не рекомендуется назначать препарат Сонмил пациентам, страдающим галактоземией, нарушением абсорбции глюкозо-галактозы и лактазной недостаточностью. Запрещено применение препарата пациентам с закрытоугольной глаукомой и затрудненным мочеиспусканием (которое вызвано доброкачественной гиперплазией предстательной железы). Не используют Сонмил в педиатрии.

Применение при беременности и в период грудного вскармливания

Сонмил не применяют для терапии беременных и кормящих женщин.

Способ применения и дозы

Сонмил предназначен для перорального применения. Рекомендуется принимать препарат за 15-30 минут до сна. После приема препарата рекомендуемая продолжительность сна составляет не менее 7 часов. Взрослые обычно принимают по 1/2 таблетки препарата. В случае необходимости дозу постепенно увеличивают. Максимальная доза составляет 2 таблетки препарата Сонмил. Продолжительность терапии составляет от 2 дней до 2 месяцев.

Побочное действие

Сонмил неплохо переносится пациентами. Наиболее распространенным нежелательным эффектом была сонливость в утреннее время, а также головокружение и нарушение координации при совершении резких движений в течение нескольких часов после пробуждения. При развитии таких нежелательных эффектов рекомендуется снизить дозу доксиламина. Кроме того, отмечалось развитие сухости слизистой оболочки рта, нарушений аккомодации, а также задержки мочеиспускания и нарушений стула, которые обусловлены антихолинергическим действием доксиламина.

Передозировка

Прием высоких доз препарата Сонмил может привести к слабости и сонливости в дневное время, а также развитию эмоциональной лабильности, беспричинного беспокойства, нарушений координации движений, тремора конечностей, гиперемии лица и повышения температуры тела. Кроме того, при передозировке доксиламина возможно развитие атетоза и расширения зрачка. Дальнейшее повышение дозы сопровождается судорожным синдромом и комой с кардиореспираторным коллапсом. Специфического антидота нет. При интоксикации доксиламином показано проведение симптоматической терапии. В тяжелых случаях проводят мероприятия по поддержанию дыхательной функции и функции сердца.

Источник

Капсула для сна

У каждого человека постепенно накапливается усталость. Причины разнообразны – ранний подъем, чрезмерные нагрузки, бытовые проблемы. Все это негативно отражается на работоспособности и состоянии организма. Капсула для сна – современное устройство для борьбы с хронической усталостью, помогает быстро восстановить силы за короткий период.

Что это такое

Капсула для сна – это специальное компактное изолированное место. По форме напоминает пузырь, кокон или яйцо.

Капсульные кровати бывают полностью или частично закрытыми, для людей с клаустрофобией выпускают модели с прозрачными перегородками.

Для чего нужна

Капсульные кровати предназначены для кратковременного дневного отдыха. Человек может побыть некоторое время в полной тишине, расслабиться, настроиться на работу.

Некоторые модели заменяют спальную кровать в квартире.

Где устанавливаются

Впервые коконы начали устанавливать в Японии, в офисах известных компаний. Устанавливают капсулы для сна в аэропорту, на вокзалах, в небольших отелях.

В мегаполисах открывают сонные спа, где можно отдохнуть днем, восстановить силы. Капсульные отели создают для заядлых трудоголиков, которые часто работают допоздна.

Дополнительные функции

Помимо кушетки, кокон оснащен дополнительные устройства для комфортного расслабления и отдыха. Чем больше дополнительных функций, тем выше стоимость модели.

Чтобы не только отдохнуть, но и улучшить состояние здоровье, были созданы кислородные коконы для отдыха. Отличие от барокамер – кислород поступает не в чистом виде, его смешивают с воздухом.

Когда человек находится в подобной среде, улучшается дыхание и регенерации кожи, укрепляется иммунитет. Дополнительные функции – ароматерапия, массаж.

Как работает

Принцип работы спальной капсулы простой – удобное спальное место с приподнятым положением для ног позволяет принять максимально удобную позу. Полная тишина необходима для улучшения функций мозга, нормальной работы нервной системы. Непродолжительный дневной отдых благотворно сказывается на работе всех внутренних органов.

Виды и производители

Существует много моделей капсульных кроватей, они отличаются дизайном, наличием дополнительных функций, стоимостью. Основные страны-производители – Япония, Америка, Германия.

Во многих капсулах для отдыха не только удобно спать, но и работать, когда нужно уединиться и сосредоточиться.

Плюсы и минусы

Преимуществ у капсульной кровати много. Регулярный и правильный дневной сон помогает избежать выгорания, переутомления, стрессов, депрессий, других опасных болезней. Капсулы занимают мало места, изготовлены из безопасных материалов.

Кислородная капсула сна помогает избавиться от:

Основной недостаток – высокая стоимость. Качественные коконы для отдыха сложно найти на российском рынке.

Коконы для сна – прекрасная возможность отдохнуть днем, что позволяет избежать многих проблем со здоровьем.

Но только немногие российские предприятия готовы внедрить такое экзотическое новшество на рабочих местах. Но опробовать новинку можно в аэропорту или на вокзале, в спа-салоне.

Источник

ТОП-10 капсул для отдыха дома и в офисе

В целях повышения работоспособности, случается, так и хочется сделать небольшую передышку, вздремнуть минуток 10–15. Но где это можно сделать, к примеру, в обычном офисе, где выделенное рабочее место (стол и стул) не позволяет удобно расположиться, да и начальник за такие вольности по голове не погладит?

Дизайнеры решают эту проблему каждый по-своему, кто-то придумывает Twist Chair, а кто-то — целые капсулы для отдыха. В сегодняшнем ТОПе мы собрали десятку самых интересных из них.

Эргономичная капсула el Zulo

Дизайнер Франк Энерс (Frank Ehners) является автором этого прелюбопытного проекта. Даже если в офисе для отдыха отведена совсем небольшая комната, el Zulo не загромоздит её, поскольку человек располагается вертикально внутри капсулы и дремлет в таком положении, как показано на картинке. Это вполне удобно, по крайней мере, можно быстро вскочить, если сквозь сон вы услышите приближение вашего босса.

Капсула Metronaps

Данная капсула, видимо, была разработана по заказу самых заботливых начальников специально для подчинённых, чтобы устраивать короткие перерывы на сон в течение рабочего дня. Похожее на кокон спальное место позволяет с комфортом устроиться и расположить ноги чуть выше обычного, что снимает усталость и дополнительно расслабляет. Опускающаяся крышка поддерживает приватность отдыха.

Lomme

Lomme — это работа дизайнера Гюнтера Тьёни (Günther Thöny) для Thony Projekt. Яйцеобразная форма спального места располагает к безмятежному отдыху после напряжённого трудового дня. Данный дизайн-проект относится уже к домашним кроватям класса «люкс». Вероятно, уже через два года подобные спальные места можно будет приобрести для собственного дома или квартиры.

Кокон для сна Napshell был разработан семью студентами-дизайнерами для отдыха людей разнообразного телосложения и роста и будет одинаково удобен для всех. Зрительные и акустический эффекты (кокон оснащён mp3-плеером, наушниками и микрофоном) выделяют это место отдыха среди прочих. Более того, Napshell оснащён системой Dolby-Surround, LED-освещнием, вентилируемым матрасом, системой кондиционирования воздуха с функцией обогащения кислородом, звуконепроницаемыми дверьми. Массаж спального места и плоский экран дополняют эту и без того волшебную картину. Конструкцию можно использовать не только в офисах, но и в общественных местах и даже парках.

Капсула Ovei

Как сообщается, эту эргономичную капсулу можно «напичкать» техническими изысками даже больше, чем предыдущую — добавить PlayStation 3 или Xbox 360. Это возможно, разумеется, при наличии достаточного количества денежных средств. Только после этого капсула для сна превратится в капсулу игровую, где вас никто не станет отвлекать, разве что только ваша собачка, для которой здесь тоже предусмотрено небольшое местечко.

Читайте также:  Во сне кусает маленькая змея к чему

Bubble of Silence, «Пузырь тишины», был спроектирован для того, чтоб хотя бы где-то в нашем напряжённом и шумном мире было спокойное, уютное и тихое местечко, куда можно прийти, лечь и отрешиться ото всех забот. Дизайн «Пузыря» был подсмотрен у природы и повторяет внешний вид оболочек, коконов и пузырей и несет в себе символ защиты.

Дизайнер Альберто Фриас (Alberto Frias) разработал люксовую капсулу отдыха для дома. Концептуальная кровать с водяным матрасом, музыкальной и осветительной системой позволит вам почувствовать себя на спа-курорте.

Nemorelaxer

Современная рабочая станция, где предусмотрено всё не только для работы, но и для расслабления прямо здесь же. Экран под сводом капсулы, звуконепроницаемые перегородки и коконообразная форма для поддержания «приватности».

Armchair Paradise

Райская капсула для тех, кто мечтает именно о таком отдыхе — закрыться в капсуле с головой, только чтобы ноги торчали.

И последний вариант, который сегодня представляем — это Nappak, отличное решение для уютной жизни. Эти надувные кровати подходят для всех тех людей, которые хотят иметь уютную постель, приготовление которой занимало бы минимум времени, ровно столько же, сколько требовалось бы для её заправления. В сложенном состоянии Nappak занимает минимум места, пригодится в походах, а так же для того, чтобы разместить на ночь гостей, оставшихся у вас после вечеринки.

Источник

Технологические капсулы для сна в офисах набирают популярность

Ex-редактор направления «Истории».

Ко сну на работе перестали относиться негативно. Все больше компаний позволяет сотрудникам дремать на работе. Для этого они выделяют комнаты или в некоторых случаях ставят специальные капсулы. Считается, что такой подход сможет повысить продуктивность сотрудников.

Компании-гиганты вроде Google уже около десяти лет предоставляют сотрудникам помещения для сна, однако немногие пользуются этими преимуществами. В некоторых корпоративных культурах плохой сон – повод для гордости.

«Люди гордятся своим недосыпом. Сложно представить, как можно спать перед людьми, пока они усердно работают. Эта мысль не заслуживает уважения», – поделилась Сара Медник, профессор когнитивистики в Калифорнийском университете в Ирвайне и автор книги о преимуществах дневного сна.

Однако последние двадцать лет корпоративная культура медленно менялась. Архитектурная компания Eastlake Studio заявила о растущем спросе на проектирование тихих комнат для отдыха.

«Компании просто ищут места, где люди смогут перезарядиться. Определенно, изоляция от шума и дневной сон – то, что они хотят предлагать сотрудникам», – объяснил Том Зуровски, основатель Eastlake.

Тем не менее, практика сна в офисе все еще принимается не всеми. Люди придумывают интересные способы, чтобы вздремнуть в тайне от коллег – например, в машине, на лавочке в парке, в библиотеке или кофейне.

В других частях планеты к дневному сну на работе не относятся так скептически. По данным Фонда национального сна, в Китае, например, сотрудники после обеда засыпают на час за рабочим столом.

Тем не менее, спрос на места для дневного сна в офисе все же есть, и некоторые производители придумали для этого специальные капсулы.

Автомобиль по подписке уже сегодня. Подробнее по ссылке

Два европейских производителя продемонстрировали в прошлом году на выставке NeoCon в Чикаго новые капсулы для сна.

NapQ — рабочая станция, которая превращается в диванный уголок. Фото: Терренс Антонио Джеймс / Chicago Tribune

В прошлом году «коробка для снов» дебютировала в Англии. Ее приобрели компании L’Oreal и OVH.

Возможный недостаток: спящий человек находится у всех на глазах.

«Можно закрыть ее чем-то вроде занавесок, чтобы сотрудник почувствовал уединение», – предложил Саму Халлфорс, генеральный директор Framery, который начал разрабатывать капсулу для сна два года назад по просьбе клиентов.

Халлфорс утверждает, что компания проводила самостоятельные исследования, чтобы создать лучшее помещение для пользователей.

Фото: The Guam Daily Post. NapQ

Пол Риттен, ведущий менеджер по развитию продукта в Hudson Everly и бывший футболист во Флоридском университете сам испытал «коробку для снов». Когда он закрыл за собой дверь, снаружи загорелся красный огонек, который говорил о том, что капсула занята.

Через несколько минут дверь открылась, и Риттен вышел с улыбкой на лице, впечатленный удобством капсулы.

Silence Business Solutions предлагает The Dream Box — кокон для восстановления с 12 типами освещения и звуковой атмосферой. Фото: Терренс Антонио Джеймс / Chicago Tribune

Риттен узнал о преимуществах дневного сна, когда играл в футбол во Флориде в середине 80-х под руководством тренера Чарли Пелла. Эту привычку он принес с собой в бизнес-мир.

Сейчас в его компании есть небольшая комната для отдыха с несколькими диванами, креслами и телевизором. Каждый день Риттен проводит там 15 минут.

«Мы приходим рано на работу; уходим домой поздно. Порой нужно несколько минут, чтобы перезарядиться, выключить свет и закрыть глаза», – поделился он.

И хотя Риттену понравилась капсула, ее цена ($19000) оказалась для него неподъемной.

Источник

Бизнес на желании спать: сколько стоит запустить производство капсул для сна и какие есть сложности Статьи редакции

Рассказывают основатели проектов из России.

Первые компании, которые предлагают капсулы для сна, появились в России в начале 2010-х годов — и пока эта ниша практически свободна. Целевая аудитория такого продукта: жители мегаполисов и путешественники, которым нужен отдых на несколько часов в аэропортах и на вокзалах, а также крупные компании, которые ставят капсулы в офисах.

В таких кабинах люди медитируют, отдыхают от посторонних или просто спят. Чтобы сделать отдых лучше, предприниматели придумывают для своих капсул дополнительные функции: белый шум, специальный свет и другие.

Вложения в запуск в такой бизнес начинаются с 1,5 млн рублей. Одни легко окупаются за год, другие пока тестируют продукт и жизнеспособность бизнес-модели.

В 2011 году я работал на железной дороге диспетчером, а мой бизнес-партнёр Виктор Ходанов — сотрудником уголовного розыска. Сидя за диспетчерским пультом, я осознавал, что уже к середине дня цифры перед глазами путаются и я теряю концентрацию.

На перерывах часто закрывался в туалете и дремал по 15–20 минут, периодически пытался спать в машине. И так делали многие коллеги.

Я понял, что проблему с сонливостью можно использовать как идею для бизнеса. В 2012 году мы выяснили, что в Европе в разных сегментах бизнеса стали появляться капсулы для сна: в торговых центрах, косметологических кабинетах, офисах.

Мы сфокусировали внимание на офисах и производственных помещениях. На производстве нужно, чтобы сотрудники в течение рабочего дня не теряли бдительность и концентрацию. А в офисах важны креативность и коммуникативность. Мы выбрали эти два сегмента рынка и сейчас плотно с ними работаем.

Мы начинали свой бизнес как дистрибьюторы — покупали за границей капсулы, привозили и продавали в собственность другим компаниям. Для этого в 2012 году я с Виктором Ходановым взяли потребительские кредиты по 2,5 млн рублей под какие-то безумные 21% в «Сбербанке».

В то же время мы вышли на производителей капсул, чей продукт хотели представлять в России. После личной встречи с представителем американской компании Metronaps и немецкой Napshell мы договорились на эксклюзивные условия и сразу должны были закупить пять капсул.

На первую закупку пяти капсул ушло 4 млн рублей наших кредитных средств. Ещё один миллион — на текущие расходы по проекту: пиар, ежемесячные расходы по кредиту, расходы на создание сайта, SMM. Для хранения капсул нам бесплатно достались склады контрагентов, которые доставляли капсулы.

Первое время сами обзванивали компании из дома, по телефону. Сначала продавать не получалось, потому что подобных прецедентов в российском бизнесе раньше не было и на нас реагировали странно.

К тому же мы преподносили наши капсулы как устройства для дневного сна. Сейчас понимаем, что это в корне неправильно. Позже стали позиционировать свой продукт как инструмент для повышения производительности.

В 2014 году первым крупным клиентом стал «Сбербанк», и для них мы привезли дополнительную партию от производителя. Компания закупила для своего колл-центра в Омске четыре капсулы. Но эти сделки не принесли прибыли, так как большая часть выручки уходила на ежемесячные платежи по кредиту.

К тому же в тот период доллар сильно вырос, и мы не то что не заработали, а ушли в минус. Контракт со «Сбербанком» подписали ещё до падения рубля, а заплатили производителю уже в начале 2015 года. В итоге пришлось взять ещё один миллионный кредит, чтобы закрыть эту поставку для «Сбербанка» без репутационных потерь.

Читайте также:  Джеймс рэнди сон разума

На создание собственной капсулы ушло примерно полтора года и около 2 млн рублей. Часть из этой суммы отложили со средств, вырученных от сделки с клиентом из Казахстана.

Мы работали в двух направлениях: инженерные решения и научная составляющая. По изготовлению стекловолокна привлекли российско-белорусскую компанию «Эпирс», по металлу — компанию «Перфолюкс» из Подмосковья. Ещё нашли инженера Владимира Адамовича, который разработал всю электронную начинку капсулы.

Большая удача заключалась в том, что все три подрядчика работали в счёт будущих заказов. Потому что поверили в нас и нашу идею, стали нашими единомышленниками. Но при этом никто не отменял текущих трат — нужно было постоянно закупать материалы для разработки. На это ушла большая часть суммы — около 1,5 млн рублей.

После создания собственной капсулы мы зарегистрировали торговую марку PrivateNap и получили разрешительную документацию для продаж на территории стран Таможенного союза.

Проблем с бывшими партнёрами не было и нет, так как мы полностью переработали и улучшили конструкцию капсулы и разработали собственную технологию звукового воздействия. В этом нам помогал российский учёный Владимир Дорохов из Института высшей нервной деятельности РАН.

Изначально мы собирали капсулы на производственных площадях наших подрядчиков в Минске и Подмосковье по ночам и выходным дням, когда у них было пусто на производстве.

Сейчас капсулы делают в Брянске. Производством руководит мой отец Владимир Винокуров. На аренду помещения 100 м² уходит 15 тысяч рублей в месяц. Производство укомплектовываем постепенно, в каждом квартале выделяя на это часть суммы продаж.

Основная схема работы: продажи (аналогично как продают и покупают офисную мебель). Свои капсулы продаём примерно по той же стоимости, что и «привозные». Средняя цена — 970 тысяч рублей.

Капсулы устанавливают себе в офисы ИТ-компании, банки, чьи сотрудники испытывают высокую когнитивную нагрузку, а также производства. Ещё топ-менеджеры некоторых компаний установили капсулы в свои кабинеты.

Для погружения в сон мы применяем звуковое воздействие — расслабляющую музыку с биофилическим (природным) саунд-дизайном. Ещё из эффектов есть бинауральные ритмы, розовый и белый шум.

Эти звуковые дорожки мы сами разработали и записали в начинку капсулы. Они помогают войти в первую и вторую стадии сна (power napping) или помедитировать.

Мы хотели понять, насколько эффективен сеанс в капсуле, и договорились о бесплатном тестировании с Мосгортрансом, написали им официальное письмо. Исследования на 33 сотрудниках компании показали снижение сонливости на 20%.

Операционные расходы на сегодня составляют около миллиона рублей в месяц:

На старте собственного производства мы вложили в пиар около 400 тысяч рублей.

К 2020 году мы произвели и продали более 100 капсул: в России, в Казахстане и единичные поставки в ОАЭ (Абу-Даби), Украине и в офис Facebook в Тель-Авиве.

Выручка в 2017 году составила 27 млн рублей, в 2018 году — 31,1 млн рублей, в 2019 году — 39,2 млн рублей. В этом году надеемся на рост в 25%. Прибыль есть, но мы её не раскрываем.

В этом году уже есть несколько подписанных контрактов на установку капсул и есть контракты, которые ждут подписания. Ещё мы получили грант в размере 9 млн рублей от «Сколково», чтобы модернизировать капсулу. С новым продуктом мы рассчитываем выйти на международный рынок и рассматриваем привлечение инвестиций.

У нас, как у всего малого и среднего бизнеса, сейчас всё плохо. Планы на 2020 год мы составляли до пандемии и мирового экономического кризиса. Надеемся, что обстановка вскоре наладится и нам удастся пережить этот период. Возможно, придётся на какое-то время переориентировать производство на выпуск товаров первой необходимости.

Я с университета завидовал людям, которые спят на скамейке во время лекции: я так не мог и часто страдал из-за недостатка сна. Масштабы проблемы осознал, когда работал в ИТ-компании Softline: помню, один коллега брал в каршеринге машину, чтобы спать в ней.

Я понял, что в городе не хватает мест, чтобы отдохнуть в уединённой обстановке на короткий промежуток времени. Так возникла идея создать сервис для жителей миллионного города, которые живут в спешке и часто не высыпаются.

В 2018 году я оставил работу по найму и сконцентрировался на собственных проектах. Помимо бизнеса, связанного с кабинами для сна, также развиваю коворкинги для психологов в Москве.

Наша бизнес-модель — устанавливать кабины для сна по всему городу в различных общественных пространствах: бизнес-центрах, коворкинг-площадках, торговых центрах. Чтобы пользователи быстрее засыпали, в кабинах есть разные улучшения: подача кислорода, матрас с массажем, расслабляющий музыкальный фон и свет.

Команда O2Sleep состоит из шести человек. Это мои друзья, бывшие коллеги из ИТ. Я контролирую все процессы. Артем Васенин занимается разработкой программного обеспечения и взаимодействием с пользователями. Кирилл Сольев — специалист по технологическим процессам и проектированию в 3D самой кабины.

Руслан Зайнуллин работает с бизнес-партнёрами и инвесторами. Евгений Милов курирует операционную деятельность и Александр Суханкин — специалист по мультимедийным системам. Мы все равноправные владельцы этого бизнеса.

Перед запуском бизнеса мы опросили больше ста респондентов из бизнес-центров. 40% опрошенных сказали, что готовы периодически платить за дневной сон, и 10% ответили, что готовы пользоваться таким сервисом на регулярной основе.

С момента обсуждения идеи до момента монтажа пилотной кабины ушло семь месяцев. Мы собирались заказать капсулу с AliExpress и оснастить её опциями для ускоренного засыпания и системой контроля доступа для тестирования идеи.

Но когда посчитали затраты на логистику и дооснащение, поняли, что сэкономить на времени и финансах не получится. К тому же большинство китайских моделей сильно пропускают звук. Внедрить в них некоторые собственные опции невозможно.

В итоге решили с самого начала ставить кабины собственного производства с нужными опциями и системами. Мы сами выступили промышленными дизайнерами. Пилили и строгали аутсорсеры — мы же осуществляли авторский надзор.

Часть комплектации делали на заказ, например, диспенсеры для одноразовых простыней. Что-то закупали из того, что есть на рынке, например элементы для внутреннего оснащения кабины.

Цех арендовали в Москве за 16 тысяч рублей. Сейчас помещение в субаренде. В будущем часть процессов передадим на аутсорсинг на крупные производственные площадки. Если в ближайшее время будет единичный заказ, повторим сборку на этом же цехе.

С января 2020 года наша первая кабина в тестовом режиме работает в лаундж-зоне коворкинг-центра Work-n-Soda. Мы обсуждали установку бокса с другими коворкинг- и бизнес-центрами. Почти все позитивно смотрят на эту идею.

Спрос на сегодня: в среднем один час в день, но мы ещё не информировали посетителей коворкинга о полноценном запуске сервиса, пока дорабатываем сценарии. А с середины марта коворкинг практически опустел из-за ситуации с коронавирусом.

Компанию мы основали в начале 2019 года, а первую капсулу запустили (ока что в тестовом режиме) в начале 2020 года. Вложили 1,2 млн рублей. Эти деньги — наши личные сбережения.

Многое делали сами — от проектирования до пайки чипов контроллеров. Если бы мы заказали разработку под ключ, стоимость изготовления одного пилотного бокса возросла бы до 3 млн рублей. Как правило, стоимость пилотного образца выше, чем производство на потоке.

Операционные расходы пока отсутствуют. Оплаты за бухгалтерию нет, так как ИП привязан к моему имеющемуся счёту по второму бизнесу.

К концу 2020 года установим около десяти кабин в бизнес-центрах и коворкингах Москвы. Рассчитываем, что каждая кабина будет занята каждый день по четыре-пять часов в будние дни, плюс к этому ежемесячно пять ночных сеансов. При такой загрузке кабина будет окупаться за год.

На уборку и эксплуатационные и технические расходы планируем тратить 240 тысяч рублей в год. Получается, при пятичасовой нагрузке прибыль с одной кабины составит до 53 тысяч рублей в месяц.

Один из сценариев развития — продавать кабины коворкинг-центрам и бизнес-центрам. Кабина будет в нашей эксплуатации, но 90% прибыли будет иметь покупатель. Мы планируем получать 10% с дохода и оплату за техподдержку и обслуживание кабины.

Сейчас важно понять, будет ли этот сервис востребован в коворкинг-центре на 200 человек. Это поможет рассчитать количество новых кабин. В будущем также надеемся установить наши боксы в университетах.

Мы закрываться не будем, потому что операционных расходов у нашего бизнеса нет. Мы не несём убытков. Будем ждать, когда эпидемия пойдёт на спад и жизнь вернётся в обычное русло. Если ситуация затянется, то планы по масштабированию придётся отложить на следующий год.

Читайте также:  Видеть во сне много крови на полу

Я занимаюсь бизнесом с 2008 года. У меня компания по продаже газированной воды и лимонадов в автоматах, которые установлены в общественных местах Москвы: аэропортах, железнодорожных вокзалах, торговых центрах. За 12 лет эта услуга устарела, сейчас бизнес находится на стадии закрытия.

Поэтому я искал идею для нового бизнеса. Как-то я летел в Америку и увидел в Шереметьево» капсулы для сна финской компании Gosleep. Меня заинтересовал проект. Я связался с основателем, узнал его количество гостей, примерную выручку и понял, что смогу заработать на этом бизнесе.

Когда срок аренды Gosleep заканчивался, я предложил аэропорту более выгодные условия. Аэропорт согласился, и Gosleep вынужден был отдать мне своё место. Сейчас я развиваю два бизнеса: собственный бренд Aerosleep и и бизнес по франшизе — Gosleep.

Первый капсульный отель Aerosleep появился в 2018 году в аэропорту «Внуково». В этот объект я вложил около 5 млн рублей, которые взял из имеющегося бизнеса. Эти деньги ушли на закупку капсул (около 3 млн рублей), на строительство объекта под ключ, на маркетинг, первые обеспечительные взносы в аэропорту.

Одна китайская капсула стоит 250 тысяч рублей. Мы закупили двенадцать.

Руководство «Внуково» уже знало меня как арендатора по прошлому бизнесу, поэтому я смог договориться об аренде на выгодных условиях. Капсулы с первого дня открытия бизнеса стали популярными. Несколько недель я анализировал спрос и в итоге докупил во «Внуково» ещё шесть капсул.

Через полгода в аэропорту петербургского аэропорта «Пулково» мы запустили второй капсульный отель на 13 капсул. Проект оказался нерентабельным и его пришлось закрыть через четыре месяца. Мы оказались в минусе на 4 млн рублей.

Дело в том, что я предложил аэропорту московскую арендную ставку, а выручка оказалась немосковской — ниже в три раза. После опыта в «Пулково» я отказался от идеи по региональному развитию. Капсульные отели будут актуальны только в крупных мегаполисах и международных пересадочных пунктах.

В апреле 2019 года я открыл три капсульных отеля в терминалах «Шереметьево». Один из них работает по франшизе финского бренда Gosleep. Стоимость франшизы не разглашаю — коммерческая тайна. Два других отеля в терминалах D и F — это наш собственный бренд Aerosleep.

Арендная ставка колеблется в районе 50% от выручки и зависит от локации. Капсулы закупаем в Китае у одного и того же производителя, больше ни у кого не встречал капсул с таким интересным космическим дизайном.

Операционной деятельностью я управляю самостоятельно. В команде Aerosleep около 30 человек, в основном это администраторы. Я считаю, что без администраторов выручка будут ниже: они консультируют, помогают заселиться, разместить багаж.

Как правило, гость бронирует капсулу перед полётом — либо через наш сайт, либо через Booking.

Чтобы открыть дверь капсулы изнутри, нужно нажать кнопку. Но и без её нажатия дверь открывается механически, если немного приложить силу. Оказаться запертым в капсуле невозможно.

Основные статьи расходов в месяц:

Всего мы инвестировали в наши объекты 46 млн рублей. Все вложенные средства окупились. Мы планируем, что в 2020 году выручка составит 100 млн рублей.

В апреле 2020 года откроется локация в новом терминале «Шереметьево». Объект уже готов, в его запуск мы вложили 12 млн рублей.

Если капсулы на других объектах стоят в опенспейсе, на проходе в аэропорту, то в этом отеле мы построили объект в отдельном помещении. Поэтому вложений в запуск оказалось больше, чем на предыдущих локациях. Рассчитываем, что проект окупится за год. Всего вместе с новой локацией у нас 64 капсулы.

Через пару месяцев мы планируем на одной из локаций Aerosleep сделать капсулы автоматизированными и понаблюдать, каким будет спрос без администратора. В планах к лету 2020 года открыть ещё две локации в пересадочных узлах Москвы, а потом выйти на международный рынок.

На сегодня в аэропортах вся деятельность остановлена. И наш бизнес тоже. Мы пока продолжаем функционировать, вести текущую операционную деятельность. Но если карантин затянется на несколько месяцев, бизнес придётся закрывать.

В 2011 году я руководил архитектурным бюро Arch Group. Вместе с архитектором Алексеем Горяиновыми мы решили создать «слипбоксы» в виде мобильных, компактных комнат.

Мы много путешествовали и столкнулись с тем, что дешёвых мест с личным пространством нет, а останавливаться в хостелах на шесть-восемь человек в комнате не хотелось. К тому же часто приходилось зависать в аэропортах на несколько часов из-за задержек рейсов.

Первую кабину поместили в главном офисе «Аэроэкспресса». В 2011 году моё архитектурное бюро занималось реконструкцией части их терминала и обустройством там главного офиса. Мы договорились, чтобы кабина стояла в их офисе.

В 2013 году архитектурное бюро выступило подрядчиком, разработав для отеля Sleepbox Hotel Tverskaya слипбоксы — 46 двухместных и 10 одноместных модульных комнат. В 2015 году отель закрылся из-за кризиса. Одновременно мы продали шесть слипбоксов небольшому бутик-отелю в Стокгольме, где они работают до сих пор.

Это был классный опыт. Загруженность московского отеля показала экономическую привлекательность такой гостиничной модели. Однако лично для меня разработка и продажа капсул отелям не имела перспектив и экономического смысла.

Я решил основать бизнес, связанный с модульными микротелями в аэропортах, но сделать слипбоксы управляемыми с мобильного приложения. Для этого я оставил работу в архитектурном бюро и уехал в Америку.

В 2016 году я переехал в Америку, и свой первый год провёл на обучении в MIT по программе для урбанистов и архитекторов. Ещё я взял несколько курсов по предпринимательству.

Во время учёбы я познакомился со своим будущим бизнес-партнёром Питером Чемберсом. И когда учёба в MIT закончилась, мы стали работать вместе над запуском собственного бизнеса.

Чтобы привлечь инвесторов, нам нужно было построить один демонстрационный модуль. Примерно полгода ушло на поиски подрядчика, потому что трудно было найти желающих произвести один бокс. Изделие сложное, и много заработать на одной штуке невозможно. В итоге первый прототип производили три месяца.

В 2018 году мы участвовали в тендере Вашингтонского аэропорта по установке капсульного отеля в одном из терминалов и выиграли его.

Эти средства мы вложили в разработку программного обеспечения, бизнес-девелопмент, открытие первой локации, сертификаты и разрешения, маркетинг и в производство самих слипбоксов в США.

В августе 2019 года в аэропорту Вашингтона открылся наш модульный микроотель, состоящий из 16 модульных комнат. На их разработку ушло около полугода, так как одновременно шла сертификация. Многие параметры в ходе производства приходилось менять. Слипбоксы изготавливали несколько американских компаний — производителей мебели.

В Америке модульные микроотели — это новый продукт. Пока выручка для нас не приоритет: при открытии первого объекта у нас была цель доказать американскому рынку, что эта бизнес-модель жизнеспособная и рабочая.

Чаще всего бронь на пять и более часов делают рано утром или вечером, чтобы остаться до утра. Среди дня клиенты останавливаются на час-два — не поспать, а поработать, посмотреть кино, побыть одному.

Помимо этого, есть наше внутреннее приложение: через него персонал подтверждает бронирования, проводит чек-ин, даёт доступ в боксы, управляет стоимостью. В нём хранятся профили клиентов.

ПО построено таким образом, чтобы к нему было легко добавлять новые локации — это позволяет масштабировать бизнес.

На локации круглосуточно работает администратор, всего их у нас пять. Все работающие слипбоксы предназначены для одного человека. В будущих проектах мы планируем использовать двухместные слипбоксы: иногда в аэропортах и чаще — в городских отелях.

С локацией нам не очень повезло — слипбоксы установлены далеко от гейтов и не в самом проходном месте. Несмотря на это, не было ни дня, чтобы они пустовали.

Показатели по заполняемости слипбоксов и выручке раскрыть не могу. Но чтобы проект был успешен, каждый слипбокс должен быть занят не менее пяти часов в день.

Сейчас мы занимаемся открытием новых локаций. С этим стало проще, так как многие аэропорты поняли, что у путешественников есть потребность в комфортном отдыхе в короткий промежуток времени. Появляется всё больше тендеров на решения для быстрого сна и отдыха внутри аэропорта. Главное — убедить аэропорт, что твоё решение лучшее.

Есть около десяти американских аэропортов и примерно столько же вне США, с которыми сейчас ведутся переговоры. Названия аэропортов в которых планируются наши следующие локации, раскрыть не могу, так как ещё не подписаны все документы. Мы также работаем над улучшением программного обеспечения слипбоксов и планируем когда-нибудь запустить франшизу.

На время всемирного карантина — бизнес на паузе. Как только всё закончится, мы продолжим работать, планы по масштабированию не сворачиваем.

Источник